«Солнечный удар»: любовь и гибель от классиков

На постаменте из двух произведений великого русского писателя Ивана Бунина создан настоящий кинематографический памятник так неожиданно и трагично ушедшей в прошлое 100 лет назад царской России. И красной нитью на полотне фильма вышита история любви. Грандиозность замысла, множество сильных и тонких метафор, художественные кадры  - кино у Никиты Михалкова однозначно получилось. Этот фильм - из обязательных к просмотру.

Новые актерские лица

Претендовать на три часа зрительского внимания - это неслыханная дерзость для современных режиссеров. Никита Михалков эту дерзость себе позволяет, выводя новую картину с камерной любовной истории на уровень эпопеи, объединив сразу два произведения Ивана Бунина: «Солнечный удар» и повесть «Окаянные дни». В сюжете фильма это получилось как воспоминания белого офицера накануне своей гибели в чекистском концлагере о вспыхнувшей много лет назад нечаянной любви. 

Выбранный на роль офицера латвийский театральный актер Мартинс Калита, которого сам Михалков называет новым Бредом Питтом (он действительно похож), схож с голливудским актером не только внешне - если в кадрах, где он вместе с остальными сдавшимися офицерами ждет эмиграции (а на самом деле гибели) он трагичен и немногословен, то в эпизодах, где раскрывается история поразившей его любви, он выглядит несколько глуповато и даже шутовско. Точь в точь как Бред Питт, играющий типа наивного рубаху-парня Джо в мистической драме «Знакомьтесь, Джо Блэк». И вообще, честно говоря, даже возникают смутные подозрения в актерском мастерстве Калиты.


Может, от этого почему-то не слишком проникаешься любовной линией картины - вся, так сказать, прелюдия романа (реализованного в одной-единственной ночи) выглядит несколько ненатурально. Виктория Соловьева, выпускница Щепкинского училища (ее Никита Михалков, в тот момент ищущий новое лицо для будущего фильма, увидел на своей творческой встрече), по-украински красивая брюнетка с сильными скулами и удивительными глазами, похожая на другую, тоже, кстати, украинскую актрису Ольгу Куриленко, - восхищает визуальным рядом, однако смущает слишком уж современным голосом и активностью, местами переходящую почти в стервозность, которые так не идут ее изящным нарядам и шляпкам начала XX века. Не таким в произведении Бунина представляется образ героини. 

Лишь в самых кульминационных сценах, где герои решаются на любовное приключение, сходят с парохода и уезжают в заштатную гостиницу, актеры наконец начинают жить в своих ролях. Но это в большей степени заслуга режиссера, а точнее, его талантливой драматургии сцен. Ничего лишнего в сцене любви нет - все крайне целомудренно в точки зрения визуального ряда и упоительно бесстыдно благодаря наполненности этих кадров режиссерскими аллюзиями. Метафоричные переносы камеры с любовного поединка героев на подробности работы поршней парохода волнуют больше, нежели самые откровенные сцены в кинематографе.   

Режиссерское любование и самолюбование

Вообще очевидная михалковская слабость к подробной демонстрации работы тех или иных мощных механизмов (вспомните «Сибирского цирюльника») в «Солнечном ударе» тоже получила свое выражение. Здесь царят отдельные кадры, причем как эпически-крупные, так и мимолетные, но обязательно наполненные особенным смыслом. Здесь нет ни одной случайности, ни одной лишней детали, вся живет-дышит в едином организме.  

 
Крупные планы лиц, приближающие зрителя к героям более чем вплотную и дающие ощущение присутствия в самые ответственные моменты, перемежаются панорамными видами, где режиссер приглашает полюбоваться природой или глянцевитой красотой роскошного парохода, или же полетом птицы или еще чем-нибудь, снятым с этаким художественным вывертом. И это действительно красиво. Один кадр сменяется другим, удивительным образом сплетаются два сюжета великого русского писателя (и того еще знатока любви), художественно закольцовываются кадры. Времена не просто сменяются, а перетекают из одного в другое благодаря операторской работе, которая здесь просто ювелирна.  

На экране - произведение искусства, и режиссер знает это, наслаждается своим мастерством и даже отчасти рисуется перед самим собой и зрителем. И только вот думаешь, что вот тот или иной кадр сделан красот ради, как вдруг неожиданно он выстреливает в конце масштабной и чуть сентиментальной метафорой, на которой в абсолютно полном, кстати, зале всплакнули даже представители сурового мужского пола. 

Очередная закольцовка, завершающая, надо признать, впечатляющий замысел Никиты Михалкова, собравшего это свое творение с явной любовью и, конечно же, гражданским пафосом, увеличивающимся у него с годами. Но тому, кто делает настоящее кино, можно простить еще и не такое, правда же? 


Авторы: Ирина Швецова

Теги: солнечный удар рецензия, солнечный удар фильм рецензия, солнечный удар 2014 отзывы, солнечный удар михалков, солнечный удар фильм 2014, солнечный удар мартинс, солнечный удар виктория соловьева, солнечный удар казань, солнечный удар фильм отзывы,

Добавить комментарий

top