Быть журналистом Би-би-си. И хорошим человеком

Ольга Ившина, корреспондент Pусской службы Би-би-си bbcrussian.com, два года назад переехавшая из Казани в Москву, рассказала Дорожанке об особенностях своей работы и жизни, судьбоносных мелочах, буднях, окружении, родителях и того, с чего, собственно, все и началось – большой детской мечты о Москве, журналистике и Би-би-си.

 «Интерес к себе лично для меня очень непривычен»

- Ольга, могли Вы еще год назад представить, что ваша история станет кому-то интересна сама по себе?

- До сих пор этому факту удивляюсь. Очень непривычно оказаться по другую сторону диктофона или по другую сторону камеры.

Есть люди, которым важно быть в кадре, например, ведущие.  Мне же интересней оказаться в гуще событий и разобраться, что происходит, рассказать об этом зрителям. Так что интерес к себе лично для меня очень непривычен.

 

- Что для Вас сегодня работа на Би-би-си? Сколько Вы уже там работаете по времени?

- Два года. Сначала была продюсером. Больше работала в офисе. Потом стала корреспондентом. Ко мне, как и в любой другой компании, сначала присмотрелись, оценили способности, увидели в работе, потом стали больше доверять, отправлять в командировки. 

В этом смысле Би-би-си замечательная компания, представляет массу возможностей для реализации. Все зависит от желания человека. Можно быть продюсером, корреспондентом, можно стать редактором.

Впрочем, в жизни вообще много возможностей. Чаще не что-то или кто-то иной, а мы сами себя ограничиваем, придумываем себе какие-то заборы и стены, которых на самом деле-то и нет.

«Взяла и подала заявку, хотя и думала, а зачем?»

- Как пришло решение работать на Би-би-си?

- Увидела объявление на сайте, что русская служба Би-би-си ищет корреспондента. Взяла и подала заявку, хотя и думала, а зачем? Меня уж точно не возьмут!  

Но через какое-то время мне позвонили, пригласили на экзамен. Прошла все тесты, собеседования. Каждый раз думала, сейчас я уж точно провалилась, вот после этого или этого этапа отбора никуда не попаду. Успокаивала себя тем, что хоть попробовала. А потом мне позвонили и сказали: «Что же, у вас есть еще две недели, чтобы завершить свои дела в Казани и 2 апреля мы ждем вас в Москве».

До сих пор помню момент, когда мне позвонили. Тогда я работала в «Вестях Татарстана» и с коллегами ехала освещать приезд  Путина в Казань. Помню, что нас собрали в один автобус, мы уже едем, мне звонят и говорят, что нужно ехать в Москву! Так я буквально подпрыгнула на сиденье и воскликнула: «Да не может этого быть».

- Какие были этапы отбора? Насколько большой был конкурс?

- Было около 300 заявлений, а взяли двоих, одной из них оказалась я. Этапов отбора было несколько, очень разных.

Например, один экзамен, трехчасовой, изматывающий, совмещал и знание английского, и профессиональные навыки и умения быстро ориентироваться в ситуации. Сделать все задания в срок было действительно непросто.

Вообще культура компании  в хорошем смысле удивляет. Система очень открытая, понятная. Все приходят в Би-би-си через экзамены и собеседования, нет сотрудников, которые взялись бы непонятно  откуда. Все прозрачно: как система работает, как и куда расти, что нужно сделать, чтобы подняться на следующую ступень. От этого начинаешь еще больше уважать компанию, доверять ей.

 Помню, когда экзамен закончился, мы все вышли на улицу покурить и обменяться впечатлениями. Естественно, стали интересоваться друг у друга, кто откуда. Были люди с информагенств, федеральных телеканалов, уважаемых изданий. И тут я - из Казани, на поезде приехала утром. И ведь мы все шли одним потоком и были равны. Если ты лучший, то должен доказать это не громким именем издания, из которого пришел, а профессиональной работой. Тогда тебя и возьмут.

Будни в Би-би-си

- Большой ли штат в Би-би-си? С кем приходится работать, какие это люди? Какой график работы?

- Московское бюро не очень большое, но дружное.

Все мои коллеги очень интересные личности. Большие профессионалы и очень хорошие люди, что радует, мотивирует расти. В основном, это люди с опытом. Часто бывает, что спросишь что-нибудь, с тобой все делятся, подсказывают.

Что касается графика работы, то получается по-разному. Бывает совершенно спокойный 8-и часовой рабочий день, два выходных, в субботу и воскресенье. А бывают командировки, где один рабочий день превращается в трое суток, отсыпаешься уже только потом. Вот в последние четыре месяца  командировки были одна за другой. Украина не дает отдыхать. Это одно из самых важных событий последних лет в нашем регионе.

Но даже просто работая в офисе , никто из нас формально  к работе не относится.  Mы не отсиживаем человекочасы. Все стараются что-то интересное найти, что-то такое, что не расследовал еще никто. Глядя на это,  стремишься, подтягиваешься и пытаешься тоже не просто отсидеть свой рабочий день, а что-то такое любопытное, стоящее сделать. 

- Кто автор и инициатор публикаций и роликов? Корреспондент, редакция?

- По-разному бывает. Но важно, что любое решение принимается в результате диалога, а не в ходе раздачи директив. К мнению корреспондента прислушиваются всегда. И это мне очень нравится в Би-би-си.

Как в 9-м классе пришло решение стать журналисткой

- Ольга, давайте вернемся назад, в прошлое. Когда и почему Вы решили стать журналисткой?

- Я училась в 9-м классе, и нас на одном из уроков, вроде на классном часе, попросили представить себя взрослыми. Подумать, кем мы хотим быть и как построить свою жизнь, даже сказали, что если мы об этом сейчас не задумаемся, она потом пойдет кувырком. 

Как прилежная ученица, я пришла домой, села и в течение нескольких дней последовательно обдумывала, кем я хочу быть. Перебирала в уме все профессии, долго размышляла и решила, что хочу быть журналистом.

Потом, конечно, в жизни были разные повороты. Периодически я отходила от этой мысли. Потом снова к ней возвращалась. Например, думала стать дипломатом, преподавателем в университете, или просто быть в свободном плавании. Но потом все равно возвращалась к тому, что хочу быть журналистом. 

- Почему тогда не журфак?

- Мне хотелось получить фундаментальное образование.

Журналистика в техническом смысле - это ремесло, которому, как я считаю, могут обучить на работе. В плане навыков, по крайней мере. Как писать, как снимать, как монтировать, - мало того, что этому тебя могут обучить на работе, тут еще каждая редакция имеет свою специфику.

Мне же хотелось основательного образования, такого, что поможет разбираться хорошо в какой-либо из сфер. И я выбрала факультет международных отношений Казанского университета, тем более тогда он считался одним из сильнейших факультетов республики, да и в стране довольно неплохо котировался.

Родители, безусловно, в выборе помогли тоже. Вообще за всеми нашими и успехами и неудачами стоит семья, родители, которые поддерживают и дают советы в трудные минуты, так необходимые, когда у нас самих еще нет жизненного опыта.

А параллельно я работала в СМИ. Пары не пропускала, но после учебы бежала работать.  И выходные тоже проходили в работе по заданию редакции.

После окончания вуза мне удалось выиграть грант правительства республики Татарстан «Алгарыш» на обучение зарубежом. Этот грант открыл дорогу в жизнь многим мои сверстникам, и мне многое дал. После получения магистерской степени, была возможность остаться в Великобритании.  И предложения тоже были. Но я вернулась. Знаете, наш декан Яков Яковлевич Гришин нам говорил: «Ребята, мы учим вас многому. Но учим для того, чтобы вы работали на благо России».

И действительно кому нужна наша страна, кроме нас самих? Жителям Зимбабве? Что с ней будет, если все уедут? Кто ее будет поднимать? Поднимать не в том смысле, что я одна, к примеру, могу поднять Родину, вовсе нет. Но считаю, что каждый потихонечку это может делать, работая на своем месте. Россия далеко не идеальна, здесь есть много вещей, которые мне не нравятся, например. Но никто кроме нас не сделает жизнь лучше. Ведь у России нет других рук, кроме наших. С такими мыслями я и вернулась.

Перестроиться после года пребывания за рубежом было непросто, но пришлось этого сделать. До своей поездки я поступила в аспирантуру, поэтому продолжала работать над диссертацией, параллельно устроившись на ГТРК «Татарстан», куда меня с радостью взяли. Так и началась моя телевизионная жизнь.

Диссертация по философии и тележурналистика

- Почему тележурналистика?

- Помню, что когда работала в газете, приезд телевидения всегда был одним из запоминающихся событий любого мероприятия.  Прибегали сумасшедшие телевизионщики со своими камерами, все вокруг начинают прыгать: о, да, это же телевидение, что-то снимают! Минут 10-15-20 и убегают. Что за сумасшедший мир? Почему все считают, что они такие важные? Захотелось тоже попробовать и окунуться в этот мир.

- А почему тогда аспирантуру, причем, на факультете философии?

- Аспирантура казалась чем-то понятным, логичным. Однако через какое-то время я поняла, что научный труд не соответствует моему характеру, я не могу сидеть на месте. Вот и решила реализовать свою давнюю мечту – поработать на телевидении.

Если возвращаться к моим размышлениям в 9-м классе, я тогда еще подумала, что либо я буду журналистом, либо буду философом. Даже не знаю, почему мне тогда казалось так. Просто интересна была всегда философия, хотелось понять, как устроен мир, причинно-следственные связи, получить ответы на вопросы, что, зачем и почему. Философия как раз та наука,  которая помогает понять мир и процессы, в нем происходящие.

 

- Как удавалось совмещать жизнь на телевидении и аспирантуру? Не было мыслей бросить аспирантуру?

- Были, конечно. Тем более жизнь на телевидении – это особая жизнь, а работа там часто превращается в работу по многу часов в сутки. Поэтому думаешь часто: поспать или поработать над диссертацией? Мозг, конечно, отвечает: поспать! Но меня с детства так воспитали, что начатые дела надо завершать. Поэтому я пошла по другому пути. Вместо того, чтобы бросать, решила собраться и побыстрее все это  дело закончить. В итоге аспирантуру я закончила досрочно. Вышла на защиту через за два года.

- Мыслей о докторской, значит, нет?

- О нет. Пока я, в хорошем смысле, не набегалась по мероприятиям.  Научная работа интереса и важна, но она подразумевает усидчивость. Во мне она, конечно, есть когда надо, когда есть сильное желание, но по отношению к научному труда такого желания у меня пока нет.

Меня так учили, что если что-то делаешь, то делай хорошо. Или не делай. Потому что под каждой своей работой я ставлю свое имя и фамилию. Тем более у меня мама - человек из научной среды, и я не могу ее подвести некачественной работой в этой сфере.

«Думать, сомневаться и работать – вот три главных урока»

- Помогло ли образование и полученные знания в работе? Что пригодилось?

- Самое главное, чему нас научили преподаватели, за что им огромное спасибо, это, во-первых, думать, а, во-вторых, работать. Они учились нас именно размышлять, не верить на слово, сомневаться, сопоставлять факты и делать выводы, которые могут расходиться с теми, что лежат на поверхности и теми, что тебе предлагаются. Думать, сомневаться и работать – вот три главных урока.

- А чему научила работа ГТРК?

-  О, ГТРК столько всего дало!  Это и профессиональная школа, и школа жизни, и конкретные навыки. Технические вещи в том числе: работать в кадре, работать за кадром, работать на съемочной площадке, искать информацию, людей, думать по-телевизонному.

Работа на ГТРК и в человеческом смысле оказалась полезной, я познакомилась  с такими людьми и побывала в таких местах, которые я иначе бы и не узнала и не увидела, в том числе и какие-то страшные вещи, и, в хорошем смысле, интересные. И сам коллектив многое дал.  Эти годы вспоминаю часто и вспоминаю с улыбкой, это была целая маленькая жизнь.

Детская мечта о Москве и Би-би-си

- Как и почему пришло решение  поменять работу?

- У меня с детства была мечта поработать в Москве. Было интересно попробовать, себя проверить, ну и была мечта работать на Би-би-си. Все уходит к периоду 9-го класса. Наверное, это было то время, когда начала голова работать.

Мне отец просто как-то сказал, что, для жизни, очень важно мечтать. И причем, мечтать о чем-то очень-очень высоком, и даже может быть, несбыточном, чтобы поставить очень высокие планки. Потому что даже если ты до нее, до этой поставленной планки, никогда не допрыгнешь, ты все равно заберешься выше, чем если бы стремился к чему-то более реалистичному и менее высокому. Вот я и стала мечтать о BBС.

- Не скучаете по Казани?

- Конечно, скучаю. И скучаю в первую очередь по людям. По родителям, друзьям. У меня даже на рабочем столе на заставке стоит фотография Казани.

 

Обобщения, мне кажется, всегда грешат чрезмерным огрублением, но в целом, в Казани люди более открытые. Казанцы легче идут на контакт. Москва очень большой город и здесь в ответ на эти огромные масштабы и огромное количество людей, с которыми ты так или иначе пересекаешься, возникает стена, европейская закрытость. Стена держит на дистанции и только через какое-то время может рухнуть.  Думаю, это нормальное реакция организма и психики на мегаполис.

- Если была бы возможность сменить страну и город, какая это была бы страна?

- Возможность все поменять всегда у нас есть. Все зависит от того, хотим мы того или не хотим. Мне Оксфорд нравится. Я там какое-то время училась, мне очень понравился город и его люди, атмосфера, все вообще. Если я думала бы о научной карьере, то хотела бы в Оксфорде пожить и поработать.

О первом документальном фильме

- Ольга, не так давно Вы сняли документальный фильм о российском поисковом движении «Могила известного солдата». Фильм – это часть работы, собственное желание сказать что-то этому миру? Как получилось так, что Вы его сняли?

- Би-би-си периодически объявляет внутри компании конкурс на идеи для документальных фильмов.

Опять же, когда я увидела очередное объявление на этот конкурс, подумала: документальные фильмы Би-би-си же лучшие в мире! Зачем мне туда писать, это нереально? С другой стороны, если я даже не попробую, что потом себе буду говорить? Тем более, что  мне очень хотелось рассказать о той теме, на которую я сняла фильм. Ну и написала.

Было почти под две сотни заявок, из которых выбрали две. Оказали поддержку, я ведь до этого момента вообще никогда в жизни документальные фильмы не снимала. Мне дали опытного коллегу, который подсказывал, дали возможность работать с хорошим оператором - Максимом Ломакиным. Выдели бюджет, время.  Было сложно, но очень интересно. Самое интересное – люди. В принципе, в нашей профессии и вообще, наверное, люди – это самое интересное. Люди и те истории, которые с ними связаны.

Конечно, я очень волновалась. Особенно сильно, когда в первый раз показывала фильм ребятам-поисковикам. Это такие люди, которых ты просто не можешь подвести, обмануть.  Oни разбираются в теме, могут заметить огрехи, могут с чем-то не согласиться.

Фильм длится 45 минут, но история людей гораздо глубже, гораздо сложнее. Многое же приходилось упрощать, детали опускать, а это все равно расставление акцентов, определенное решение, что оставить в кадре, а что нет. Сценарий еще писался с рассчетом на международного зрителя, того, кто имеет другой взгляд на историю, отличающийся от нашего. Другой не значит плохой, просто другой, он не хуже и не лучше, но нам надо было объяснять зрителю то, что нам, жителям России, понятно и так. А им нет.

 

- Ольга, в детстве вы не мечтали, кстати, быть режиссером?

- Нет. Но документальный фильм и фильм художественный - это разные вещи. Документальный как раз сложен тем, что ты не можешь ничего сконструировать, можешь только отразить. Перед тобой сидят не актеры, которым ты скажешь: «Так, подожди, Марина или Ваня, как-то вот не так получилось, давай еще раз, больше жизни!»  Перед тобой сидят люди, а тема твоего фильма – их жизнь. Но в этом и сила документального кино.  Герой документальной ленты не актер, который вжился, сыграл, пришел домой, обнял детей и заснул. Нет, герой живет той жизнью, что добавляет силу повествования. Мы очень много отсняли. Иногда ты сорок минут сидишь, пишешь, задаешь кучу вопросов вокруг да около только для того, чтобы в конце выйти на тот один, самый главный, чтобы услышать как раз тем самые слова, которые потом войдут в фильм.

- Би-би-си дает еще шансы снимать фильмы?

- Будем надеяться. Пока мы все заняты освещением событий на Украине, поэтому никаких заявок на фильмы и нет. Hадеюсь, что все успокоится и будет еще возможность о чем-то подумать и что-то такое снять, чуть менее сиюминутное, чем новости.

- В будущем нет желания снять художественный фильм или написать мемуары о тех людях, с кем сейчас удалось встретиться?

- Пока нет.

Мемуары - это не подходящий формат в моем случае. Я видела людей, немного общалась с ними, но ведь на самом делея  мало их знаю. Получатся не мемуары, а мозаика. И это будет неуважением к этим людям, ведь каждый достоин минимум отдельной книги, а посвящать человеческой жизни несколько страниц – это, мне кажется, не серьезно.

«Мама была в шоке, но поддержала»

- Расскажите о семье, ее поддержке, как отнеслась к решению уехать и работать на Би-би-си, мама?

- Мама была в шоке, конечно. Она как раз вернулась с командировки, а у меня такие неожиданные перемены. Она погрустила, но поддержала, ибо знала, что это моя мечта. Сказала, что вот я теперь ты уезжаешь от нас, будем реже видеться, но мечта стоит того, чтобы съездить попробовать. А так я стараюсь звонить каждый вечер.

Родители – это самое дорогое, что у нас есть. Это люди, которые заботились о нас, когда мы были маленькими и беззащитными. Мы должны быть бесконечно им благодарны, но не всегда получается. Иногда дурим. Но стараемся же.

- Братья и сестры имеются?

- Я одна в семье. Только мама, папа, я.

Папа уж как мужчина сказал, когда все узнал: «Да, да». Сейчас родители и сами часто звонят. Вот недавно, когда я была на Украине, отец звонит и говорит: «Ну что как ты там? Маме, наверное, не все рассказываешь, мне скажи. Как дела, может. Помогу, чем смогу».

- Как решен квартирный вопрос?

- Приходится снимать жилье. Но живу я хорошо, родители же занимались моим воспитанием. Люблю готовить, жалко, что времени на это не так много.

«Работа не должна становиться жизнью»

- Остается ли время на что-то другое кроме работы?

- Стараюсь его находить. И театры посещать, и музеи. Считаю, что если есть желание, время всегда найдется. К сожалению, книг читаю не так много, как хотелось бы. Иногда бывает, садишься за книгу, а на второй странице уже вырубаешься.

Работа – это очень важно, но жизнью все же становиться она не должна. Поэтому и с друзьями стараюсь общаться. И с казанскими друзьями поддерживать обязательно связь.

Иногда возникает недопонимание с близкими людьми. Спрашивают,  где ты там, почему не звонишь? Тяжело, особенно когда ты в командировке, объяснить дорогим нашим людям, почему мы не звоним сутками, где мы пропадаем и почему не можем говорить, не пишем смс.

Но если ты человеку дорог и он тебе тоже, понимание все равно находится. Бывают какие-то сложности, но когда с обеих сторон есть желание понять и простить, то можно договориться.

 

- Ольга, поделитесь, пожалуйста, последними яркими воспоминаниями из жизни, не связанными с работой.

- Вернешься домой из непростой командировки и понимаешь, что обычная жизнь, какие-то ее детали просто радуют.  Помню вот недавно вернулись из Украины, оставили свою нелегкую технику, идем по Москве, смотрим. Ребенок бежит и смеется. Цветочки начали распускаться. Все так просто и так важно одновременно. Колокола в церкви зазвонили, и я, как завороженная, просто остановилась и слушала. Было радостно от того, что  опять весна на белом свете.

Когда насмотришься на человеческие трагедии, ситуации, в которых люди делают тяжелый выбор, когда живешь какое-то время другими категориями, когда твоя задача – просто вернуться, просто передать материал…  то по возвращении смотришь на некогда привычный мир другими глазами.

Едешь в метро, видишь, что кто-то плачет. Понимаешь, что это тоже слезы, физически они такие же слезы, которые ты видела где-то в командировке, но к счастью, причина их другая, они менее трагические, просто что-то в жизни не сложилось, но жизнь продолжается.

«Не надо бояться что-то изменить»

- Если повернуть время вспять, какие бы советы Вы дали себе молодой?

- Не бояться мечтать, не бояться что-то делать, быть смелее. Иногда мы сами себя останавливаем и не верим, что можем больше. А мы на самом деле можем. Это не значит, что надо сломя голову пускаться во все тяжкие, но не нужно бояться попытаться забраться на те вершины, которые кажутся недосягаемыми.

Например, когда я подала на грант «Алгарыш», то изначально подалась не в самый сильный университет, так как испугалась, что не потяну. А потом мне предоставилась возможность поучиться семестр в Оксфорде, где преподаватели удивились, что я не подала заявку на полную программу. И находясь там, я поняла, что  вполне могла бы потянуть там магистерскую степень или хотя бы попытаться. Было немножко обидно.

Иногда какой-то шаг не делаешь просто потому, что думаешь, что тебе чего-то не хватит. Если это не связано с риском для жизни, почему бы не попытаться? Хуже ведь не будет. То есть надо быть в хорошем смысле смелее. Особенно если есть какие-то мечты, цели, которые лишь кажутся недосягаемыми.

- Какие советы Вы были дали людям, стремящимся переехать из Казани в Москву?

- Не знаю даже, что посоветовать. Наверное, сесть и подумать. И подумать хорошо, потому что иногда это оказывается просто погоней за какой-то иллюзией. Попробовать стоит, но если что-то оказывается не вашим, не стоит бояться вернуться назад. Казань тоже замечательный город. У нас многое делается, чтобы город действительно был удобным и хорошим для жизни. И в Казани есть возможности для самореализации и развития.

Я не считаю, например, что вернуться в Казань сейчас – это шаг назад. Это такой динамично развивающийся город. Ну и опять же, кто сделает нашу жизнь лучше, если не мы?

По крупицам и складывается нечто большее. Только не надо считать себя неким терминатором. Делай свою работу на своем месте хорошо, и если все ее так будут делать, каждый на своем месте, жизнь изменится к лучшему.

Просто у всех своя работа. У меня работа показывать новости,  в том числе и критиковать, показывать то, что  стоило бы изменить, или показывать, наоборот, хороший пример.  От нашей критики в каких-то сюжетах, в которых мы рассказываем про героев нашего времени, жизнь тоже может измениться в лучшую сторону.

- Смотрите ли новости от других каналов?

- Конечно. По-прежнему смотрю «Россию». Очень приятно иногда видеть в федеральном эфире казанских коллег.

А вообще смотрю обязательно, бывают какие-то моменты, которые даже стараюсь взять на воoружение, научиться и у российских каналов, и у коллег с Би-би-си, чтобы понимать, в каком направлении развивается телевидение, куда стоит развиваться самой. И у американские каналы тоже смотрю, когда есть такая возможность.

Сам же телевизор, передачи, не интересны. Иногда что-то крутится, фоном работает на кухне,  иногда бывает, где-то что-то услышишь, заинтересуешься, но и тогда чаще всего потом находишь необходимую передачу в интернете. Сериалы вообще не смотрю. Обычно мне их пересказывают коллеги.

«Жить по совести. Это самое сложное и важное»

- В отпуск удается съездить куда-нибудь в новое место? Не в Казань?

- Конечно. Стараюсь куда-нибудь ездить. Но большую часть отпуска провожу в поисковых экспедициях. Не могу не поехать туда! А если съездить два раза в год в экспедицию, то остается всего неделя, вот ее стараюсь провести на море и у друзей.

- Есть ли мечты, не связанные с Би-би-си, телевидением, работой?

- Очень хочу залезть на Эверест! Побывать во многих странах, посмотреть, как люди живут.Россию всю хочется тоже объездить. Дальше Уральских гор я еще не была. Зато, благодаря работе на ГТРК, удалось объездить весь Татарстан: Базарные Матаки, Рыбную Слободу, Агрыз и другие места. У нас даже с коллегами было мини соревнование на предмет того, кто первый объездит все районы республики.

 

- У вас есть какие-то кумиры?

- Нет, как таковых нет, но есть люди, которые мне нравятся, вызывают восхищение. Знаете, у меня над столом в детстве висел плакат нашего знаменитого гимнаста Алексея Немова. Помните его историю? Меня всегда восхищала его целеустремленность, стойкость и выдержка. Плакат долго висел, потом его сняли, я давным-давно забыла об этом.

А потом совершенно неожиданно и случайно пересеклась с ним по работе. Он оказался именно таким, каким я его себе представляла в детстве!

- Ольга, может быть, вы хотели рассказать о чем-то таком, о чем мы не спросили?

- Самое сложное в жизни и, наверное, самое важное - жить по совести. Чтобы не было стыдно за прожитые дни. 

Когда бываешь на раскопках, когда видишь вещи погибшего солдата, понимаешь, что каждая вещь, каждая деталь рассказывает историю их хозяина. Погибший солдат не был просто безымянным воином, он был таким же человеком, как мы с вами. У него была семья, любовь, мечты, жизнь, с которой ты соприкасаешься сейчас через оставшиеся вещи.

А вы знаете, что многие из них сознательно шли на смерть, что прекрасно понимали,  что никогда не вернутся из атаки? После этого понимаешь, что нужно жить хотя бы достойно их памяти, чтобы не стыдно перед ними, за ту жизнь, что они подарили нам ценой своей.

Я считаю, что лучше не перепробовать все на свете, а делать то, что в твоих скромных силах. И делать это хорошо и достойно.

 

 

 

Фото из личного архива Ольги Ившиной 

Авторы: Надежда Замалиева

Теги: ольга ившина би-би-си, ольга ившина москва , ольга ившина казань, ольга ившина , ольга ившина bbc, ольга ившина журналист, ольга ившина интервью,

Алина 13.05.2014 09:51

Горжусь!
Какие у нас талантливые земляки и землячки!

Прохожий 15.05.2014 01:10


А какая зарплата на Би-би-си?

Саша 15.05.2014 13:13


Приятный человек и девушка.

Людмила 28.05.2014 12:03

Благодарнрость
Спасибо большое за это интервью! Горжусь, что выпускники КГУ высоко несут наше знамя! Счастья и удачи Ольге!

Добавить комментарий

top